«Не выходил из комнаты 15 дней, пока не «умер»: история игромана из Балашихи

w1500_40140461 Новости Балашихи

Недавно Павлу исполнилось 23 года, но молодой мужчина признается, что по-настоящему жить он начал только год назад, когда окончательно решил «завязать» с компьютерными играми и обратился к психотерапевту. Свою историю бывший игроман рассказал порталу «РИАМО в Балашихе».

И вспыхнула страсть

«Я был обычным подростком: смотрел футбол, встречался с девчонками, готовился к учебе в институте. Мы с мамой понимали, что на бюджет я не поступлю, и она мне постоянно говорила, что «потянет» платное образование.

Забегая вперед, скажу, что мама всегда была для меня «наседкой», а я, получается, маменькиным сынком. Все потому, что я родился с пороком сердца. И хотя врачи говорили, что никакой катастрофы не случится, нужно лишь чаще показывать меня врачу, мама будто сошла с ума. Всю жизнь она опекала меня, контролировала каждый мой шаг, запрещала играть в «опасные», по ее мнению, игры во дворе. Поэтому я вырос не приспособленным к жизни, замкнутым, зацикленным на своих проблемах.

В то лето, когда я должен был поступать, заболела бабушка. И все деньги, которые мама накопила на мою учебу, ушли на ее лечение. Мы решили, что я пережду год, а следующей осенью пойду учиться.

Что мне оставалось делать? У школьных друзей началась новая жизнь, а я сидел в своей комнате целыми днями. Тогда-то я и подсел на компьютерные игры. Сначала играл по паре часов в день, и маме удавалось выгнать меня на улицу погулять, подышать воздухом.

Через пару недель я понял, что двух часов в день мне мало. Это было странное ощущение: я ждал, когда смогу сесть за компьютер, словно ждал чего-то самого светлого в жизни. После игры краски вокруг снова угасали, пока на следующий день я вновь не оказывался в игре.

Не знаю, в какой именно момент меня переклинило. Наверное, проблема нарастала постепенно как снежный ком. Через пару месяцев в моей жизни остались только игры».

Злость на маму и отказ от друзей

«Мама была подавлена горем из-за смерти бабушки, потому она не сразу заметила изменения во мне. Конечно, ее беспокоило, что я постоянно сижу за компьютером. Но ее волновали мои сердце, позвоночник, глаза — все, кроме моей психики. А ведь именно с ней и стали происходить странные вещи.

Я безумно хотел играть. Все остальное меня не интересовало. А обстоятельства или люди, которые мешали мне, очень раздражали. И я просто перестал контролировать себя. Рассорился с друзьями якобы из-за того, что они редко мне звонят. На самом деле я сделал это нарочно, лишь бы они не отвлекали от самого главного. А с мамой я вел себя просто отвратительно…

Конечно, она постоянно твердила: «Погуляй, помойся, сходи на улицу». А когда она предлагала мне выключить компьютер, да еще и руки к нему тянула, я превращался в монстра. Орал на маму, кричал, что она ничего не понимает, чтобы она не лезла ко мне, чтобы оставила в покое.

Однажды мама тоже разозлилась: не дозвавшись меня на обед, влетела в комнату и выдернула все шнуры питания из розеток. Компьютер мгновенно погас в самый ответственный момент в игре, когда я перестрелял почти всех врагов, когда я почти прошел заветный уровень. Я был в таком бешенстве, что с размаху бросил в маму стакан с газировкой. Она увернулась, стакан врезался в стену, осколки разлетелись, один из них вонзился маме в руку. Она заплакала. А знаете, что я подумал тогда? «Так ей и надо, не будет вмешиваться». До сих пор на стене в моей комнате красуется пятно. Не замазываю, чтобы не забыть».

«Пока не «умру»

«Не хочу говорить, в какие игры я играл. Но все они были жестокие — там надо было убивать, бить, крушить. Наверное, потому я стал таким жестоким и равнодушным.

Мама, не зная, что делать, звонила всем родным, просила помощи. Помню, к нам приходили то дяди, то тети, то еще непонятно кто. Они пытались со мной разговаривать, объяснить, что у меня игровая зависимость, что мне надо лечиться.

Мама однажды сделала отчаянную попытку: силой заставила меня пойти в магазин, а сама в это время спрятала компьютер. Естественно, я его нашел, устроил скандал. И заявил, что теперь буду сам по себе. Смастерил что-то вроде щеколды, чтобы ко мне в комнату никто не мог больше входить, и продолжил играть до умопомрачения. Без еды, сна, душа.

Мама поняла, что бороться со мной бесполезно. Оно робко стучалась ко мне в дверь, оставляла еду в тарелках. А я выходил из своего убежища только в туалет. Бывало, что я не ел сутки: была напряженная битва в игре, и я предпочел умереть с голоду, но пройти уровень.

А однажды я сидел в своей комнате 15 дней безвылазно. Если честно, я даже не помню, ел ли я в эти дни, спал ли вообще.

Когда мама стучалась в дверь, я орал, что не выйду, «пока не умру», то есть пока не погибнет мой персонаж.

Однажды мой школьный друг попал в аварию, пролежал в тяжелом состоянии в больнице три месяца. Об этом мне тоже рассказала мама: только она общалась с моими друзьями, когда те звонили на домашний телефон. Она жалобно просила: «Навести Диму, некрасиво так поступать, поддержи друга». А я не слушал. Спустя еще какое-то время она сказала, что Дима умер. И в тот момент меня будто обухом по голове ударили.

Я посмотрел на себя со стороны. Сидит взрослый мужик со щетиной в вонючей футболке, худой, с серым цветом лица и впалыми глазами. Я не мог вспомнить, сколько я не ел, когда выходил на улицу в последний раз.

Тогда я открыл дверь, вышел к маме. Обнял ее и заплакал».

Исцеление

«В подростковом возрасте я очень гордился тем, что не пью и не курю. Считал, что у меня железная сила воли. И мне уж точно в голову не приходило, что я могу стать игроманом.

В какой-то момент я понял, что вот так, взаперти, за компьютером, я провел три года своей жизни. Три! Мне захотелось плакать, мне безумно захотелось играть…

К психотерапевту я ходил полгода, два раза в неделю. Мы прорабатывали причины моей слабости, врач помогал мне бороться с ежедневным соблазном бросить все и снова сесть за компьютер. Это было тяжелое время. Но в итоге я многое понял. И мама, которая тоже посещала психолога из-за созависимости, признала, что ее гиперопека в конечном счете погубит всех.

Сейчас во мне бурлит жизнь! И я замаливаю грехи, исправляю свои ошибки. И каждый день говорю за это спасибо своей маме. Она меня спасла».

Марина Князькина, психолог:

«Прежде всего, нужно признать: игромания — это болезнь. Наравне с алкоголизмом или наркоманией. Разница только в «предмете страсти»: в первом случае это игры, во втором и третьем — алкоголь и наркотики. Но сути это не меняет.

Игровая зависимость позволяет человеку спрятаться от своих внутренних конфликтов и проблем в виртуальном мире, где все просто, однозначно, не требует анализа.

Кроме того, в игровом мире человек чувствует себя важным и нужным. В реальности же у игромана, как правило, довольно сложные взаимоотношения с родными, друзьями, коллегами.

Как и в случае борьбы с другими зависимостями, первым шагом к выздоровлению будет принятие проблемы. Когда человек осознает, что не может жить без компьютерных игр, когда захочет изменить ситуацию, ему нужно обратиться к психологу или психотерапевту, найти причины зависимости и проработать их».

Анжела Микоян, riamobalashiha.ru







Добавить комментарий

Ваше мнение важно для жителей Балашихи!